Путь Сантьяго. Лурд

День был наполнен радостным предвкушением. Чего? Я толком не знал, но чувствовал, что достижение Лурда могло быть окончанием важного этапа моей жизни и сулило внутренне обновление. Путь предстоял долгий – ок.40 км, большей частью по лесу дубово-монотонному, который, однако, к концу перешел в сосново-прекрасный. После прореживания плантаций в пространство между вековыми соснами попадает много света. Простор и свет дают ощущение «сказочного» леса.

Наконец, тропинка выходит в открытое поле, и декорации меняются моментально, как на театральной сцене. Перед взором – панорама Пиренейских горных хребтов, которые во вчерашней дымке казались такими далекими. Приближаясь к чуду, хочется ускорить шаг, но силы уже на исходе. Сегодня воскресенье – значит, все продуктовые магазины закрыты. Весь день я питался лишь фруктами и сырой кукурузой.

В 10-ти км от города есть тропа, ведущая к дольмену, но я не стал отклоняться от пути из-за усталости. Ну вот, последний привал, и к ночи я смогу войти в город. В памяти пронеслись воспоминания о проделанном пути, как давно я знал о Лурде, как о Месте Силы, известном на весь мир, и каким чудом меня, наконец, привело в эти края. Потом приходили мысли, восторженные и не очень, ум метался между воспоминаниями о прошлом и планами на будущее… Как вдруг внезапно кольнуло сердце. Кольнуло так, что потемнело в глазах, и сознание собралось покинуть тело. Я не мог даже позвать на помощь – вокруг ни души, одни поля. За те минуты, пока усиливалась боль, я пережил то, что важнее любых проектов и сожалений о прошлом; то, что аннулировало и прошлое и будущее одним своим присутствием.

Смерть.

Впервые она была так близка, так неизбежна, что больше не имело смысла закрывать глаза и врать себе, что еще не время помирать, я ведь пока молодой и сильный. Можно победить болезнь, но перед самой смертью ты беспомощен, ее авторитет неоспорим, она свободна прийти, когда пожелает. Принятие этой истины наполнило душу смирением, постепенно вытеснившим бездонный страх умереть вдали от дома, даже не простившись с близкими.

Постепенно боль утихла, я смог пошевелиться. Но двигаться не хотелось, состояние агонии сменилось глубоким покоем и отрешенностью. А также благодарностью за то, что мне еще дано увидеть сегодняшний закат – самый прекрасный в моей жизни.

Евграф

Продолжить чтение…

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *