День восьмой. Гости, устрицы, легенды

Как и обещал, месье лё мэр де Карнак прибыл к 11-ти на аперитив в сопровождении супруги и мадам Кола. Французская традиция приглашать на аперитив (т.е. выпить по стаканчику) предписывает угощать гостей некрепкими алкогольными напитками, как правило, шампанским или сидром, реже вином и легкими закусками. Это своего рода разогрев перед едой и повод для общения. На обед гости обычно не остаются.

Обстановка за столом была официальной, хотя довольно непринужденной. Я спросил у мэра, зачем они установили ограду вокруг линий менгиров.

— Это для защиты национального достояния от туристов.

— А почему за оградой в этом уникальном пространстве спокойно пасутся бараны?

— Овцы помогают контролировать флору вокруг камней. Вреда от них меньше, чем от туристов – отвечал мэр.

Кстати, бараны эти, оказывается, особые, государственные, и тоже считаются французским национальным достоянием.

Супруга мэра захотела поддержать разговор и сказала, что ограда также служит, чтобы помешать камням «ходить к реке напиться». Я попросил подробностей, но тут мэр нежно ткнул жену локтем в бок и попросил, чтобы не несла чепуху на людях. Это еще больше возбудило мой интерес, но мадам нарочно сменила тему.

Позже нам рассказали, что по местным народным поверьям, два раза в год – под Рождество и в Купальскую ночь некоторые карнакские менгиры покидают свои места и спускаются к реке попить воды.

Говорят, если в это самое время прийти на оставленное место, можно обнаружить там несметные сокровища. Но только горе тому, кто застигнут менгиром во время его похождений…

После обеда за нами заехал Мишель Руби – друг Мариванны, руководитель клуба бретонских танцев. Он предложил нам экскурсию по достопримечательностям в округе Карнака.  Визит начался с Мане-Керьонед – места, где в лесу живут три дольмена. Мишель хорошо подготовился к экскурсии, и хотя скептически относился к сакральной роли мегалитов, интересно рассказывал о народных преданиях, связанных с ними. Мы были потрясены энергетикой внутри одного из дольменов. Там было так приятно находиться, что не хотелось уходить. Вообще, дольмены и подобные  сооружения, в отличие от музеев, созданы не для того, чтобы «посмотреть», а чтобы там «побыть». Но у нас, к сожалению, было мало времени. Расставаясь с местом, мы загадали вернуться туда когда-нибудь.

Далее Мишель повез нас в типичную бретонскую деревню Сен-Коломбан. Такие характерные поселки, настолько отличные от региона к региону, являются душой Франции, ее настоящим сокровищем.  Дома, которым уже 200-300 лет, передаются из поколения в поколение как семейная реликвия. Французский миллионер для своей летней резиденции навороченной вилле в пригороде Парижа скорее предпочтет такой вот деревенский домик с характером и соломенной крышей. Французы знают цену настоящим вещам, легко догадаться, что домик в карнакской деревне стоит целое состояние.

Мода на летние резиденции привела к тому, что душа Франции оживает только в сезон отпусков и каникул, в остальное время множество деревень напоминают пустыню.

В Сен-Коломбан мы первым делом посетили церковь. Она была заперта, но Мишель по знакомству раздобыл ключи. Внутри её есть две поразительные детали: сферичный потолок в форме рыбацкой лодки и балки, с обеих сторон которых вырезана голова какой-то рептилии – толи крокодила, толи дракона.  Явление из ряда вон для католического храма.

Бретонские кельты еще долго после христианизации хранили свои языческие традиции. Что значит этот символ в контексте церкви – загадка, но очевидно, что это больше, чем украшение. Потом мы отправились на берег океана. Мишель долго рассказывал о борьбе бретонцев за независимость от Франции и отвез нас на место высадки антиреволюционного отряда монархистов из беглых аристократов, укрывавшихся в Англии. Рассчитывая на поддержку бретонских крестьян,  союзническая  армия хотела свергнуть революционный комитет в Париже, но затея потерпела жестокое поражение.

Знакомство с Бретанью немыслимо без морепродуктов. Рыбалка веками была и сейчас остается главным занятием местного населения. Большой спрос на морские деликатесы привел к появлению устричных ферм вдоль Атлантического побережья. Одну такую ферму мы посетили с Мишелем в конце нашей экскурсии. Там работает друг нашего проводника, поэтому нас там ждали как гостей.  Вначале нам показали ролик о том, как выращивают устриц и следом перешли к дегустации.

Устриц едят живьём. Это поначалу смущало, но мы все же отведали по несколько штук под сопровождение белого вина и лимонного сока. Вернувшись домой, мы застали там Филиппа, Мишель тоже согласился поужинать за кампанию.

Вспоминая перед сном события прожитого дня, я поражался, как широко открыла нам Бретань свои двери, как щедро через своих жителей делилась с нами своими богатствами. Для них мы были больше, чем туристы. Такое отношение не купишь за деньги. Такой «туризм» не может быть массовым. По духу это путешествие больше походило на паломничество, так как не было простым потреблением платных услуг, но  являлось душевным и культурным обменом.

Евграф

Читайте продолжение заметок  «Бретань: в гости к французской бабушке»

Все отчеты о поездках в Бретань…

* Расскажите о своем опыте путешествия в Бретань, оставив комментарий к этой заметке!

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *