День седьмой. Официальная часть

С утра небо над Карнаком затянуло тучами, и пошел дождик. Это был отличный повод побыть дома и дать ногам отдых после всего, что они пережили. Прогуляться со мной к тумулусу Керкадо все наотрез отказались, натянув дождевик, я пошел туда один.

Я рассчитывал, что  утром в такую погоду в этом месте никого не будет, и не ошибся.

Тумулус находится в лесу в районе старинного поместья. Внешне он выглядит как искусственный холм, внутрь которого ведет коридор. В глубине ход оканчивается комнатой площадью около 7 кв.м. Внутренне пространство дольмена образовано каменными блоками, плотно подогнанными друг к другу. Крышкой служит огромная монолитная плита весом ок.100 тонн. Я воспользовался тишиной, чтобы помедитировать внутри, но только успокоились мысли, как появились первые посетители.

Два немца, громко обсуждая что-то, подошли к двери.  Тусклая лампочка осветила пространство дольмена. Посреди темного пространства спиной к входу совершенно неподвижно стоял человек в зеленом дождевике с капюшоном. Голоса утихли, через некоторое время один из них все-таки решился проникнуть внутрь. Пока он шел по коридору, товарищ пытался его отговорить, шепча что-то вроде: «Эй, Ульрих! Ахтунг! Смотри, там какой-то скелетен ин капюшонен инсайд… Может, ну его на фиг, а?».  Тут я не выдержал, и медленно повернувшись к входу, гаркнул «бонжур».

Немец ничего не ответил, только чуть присел и стал задом пятиться к выходу. Тишина была восстановлена, но мне было  так смешно, что сосредоточиться я больше не смог и вернулся домой.

Готовясь к поездке, я обратился к руководителю культурной ассоциации Карнака (Cercle Culturel de Carnac) с предложением устроить совместную встречу, пообщаться. Для нас – это возможность поговорить на французском, для них – узнать что-то новое о России. Мадам Кола  откликнулась на предложение и назначила свидание в мэрии на 15.00.  Такого формата встречи мы конечно не ожидали. В мэрии нашей группе был устроен настоящий официальный прием с фуршетом, журналистами и 30-ю жителями Карнака, которых нечто связывало с Россией или просто из любопытства присоединившихся к тусовке. Пришлось на ходу сочинить речь, чтобы придать нашему визиту культурный окрас и не показаться обычными авантюристами, приехавшими с пользой отдохнуть в красивом бретонском местечке. Как и положено на официальном приеме, вначале обменялись подарками: мы им бублики и фарфор, они нам диски и галстуки. А потом Мариванна неожиданно объявила на весь зал, что «ребята, оказывается, ладно поют по-русски». Упрашивать нас долго им не пришлось.  На празднике не хватало только самого мэра, но он, сославшись на дела, пообещал приехать на следующий день на аперитив к нам домой. Прием длился больше часа, французы долго не отпускали девчат, по очереди приставая с одинаковыми разговорами на тему: «А у вас там холодно в России?» или «А я был в Петербурге в 78-м».

Наконец мы втроем вышли из   мэрии, и немного подождав Натали с Аней, направились к дому, решив, что у них свои планы, ведь до вечера у всех было свободное время. Мы использовали его для прогулки к тумулусу Керкадо.

После ужина у нас по плану были  танцы. Мариванна пригласила нас на репетицию своего ансамбля бретонской пляски. Мы опаздывали и до зала добрались автостопом.  К всеобщему удивлению, Ани и Натали там не было. Я   злился – ведь они знали, что вечером танцы – а потом стал волноваться (раз не пришли, может, что-то случилось).

Однако это не помешало нам отлично провести время. Репетиция проходила в муниципальном актовом зале под живое музыкальное сопровождение. После танцев французы попросили нас спеть, и мы с радостью исполнили просьбу. Потом был фуршет по случаю рождения ребенка у кого-то из членов клуба.

Мы разговорились с одним из музыкантов ансамбля. Оказалось, его предки – донские казаки. Хотя сам он к своим корням обращался мало, внешность Андрэ (Андрея) выдавала его русскость: коренастый мужик со светлыми глазами, и  нос картошкой.

Как-то незаметно разговор наш зашел о мегалитах. Я рассказал об экскурсии в доисторический музей и о том, что научные гипотезы вызывают много вопросов, на которые гид не дал ответа.

— Они сами не знают, для чего использовались камни – сказал Андрэ. У гидов есть программа, им нельзя выходить за рамки. Если хотите, я могу сводить вас к менгирам и дольменам, которые мало кто знает, и предложить вам другой взгляд на их назначение,  как учили нас друиды. Предложение было крайне интересным, все согласились и назначили встречу на послезавтра.

Вернувшись с танцев домой, мы обнаружили там пропавших девчат. Я все еще был зол, но заметив по их виду, что это было взаимно, решил не доводить дело до конфликта, а сначала разобраться, что случилось.  Оказалось, что они просто задержались в мэрии и, не обнаружив нас при выходе, повернулись и пошли на пляж. Вечером они не смогли попасть в дом, хотя Мариванна оставила дверь не запертой (нужно было сильнее нажать), что еще больше усилило обиду в наш адрес.

Чувства вины во мне это не вызвало, но,  войдя в их положение, я перестал злиться и захотел разрешить ситуацию душевно. В этом нам помогла бутылочка домашнего самогона, которую накануне подарил Филипп Натали. После такого примирения, как было не спеть!

Евграф

Читайте продолжение заметок  «Бретань: в гости к французской бабушке»

Все отчеты о поездках в Бретань…

* Расскажите о своем опыте путешествия в Бретань, оставив комментарий к этой заметке!

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *