День шестой. Семейный ужин

За четыре дня мы здорово освоились в Карнаке. Намерение сделать из этой поездки большее, чем туристическую экскурсию, реализовывалось. Мариванна, окружавшая нас своей заботой, стала нам другом, у нас появилось много знакомых,  в конце концов, нас знали все собаки в окрестности. Мы чувствовали себя скорее желанными гостями, чем туристами.

В это воскресное утро мы отправились в местный доисторический музей. Нас там ждали, Мадам Кола[1], президент карнакской культурной ассоциации, договорилась с музеем о бесплатной экскурсии для русских гостей.

У стойки администратора:

—  Здравствуйте! Ах да, вы наши коллеги-археологи из Санкт-Петербурга?! Добро пожаловать!

— Ну, в душе-то мы все немного археологи, а по профессии – совсем нет.

— Это не важно. У меня инструкция вас встретить. Через 10 минут к вам подойдет экскурсовод.

Карнакский музей – один из самых богатых в Европе по количеству ценностей эпохи неолита. Экскурсия была информативной, но очень односторонней: все сводилось к выводу, что с самого начала человек стремился «подчинить себе природу». Подчинить, приручить, истребить. В этом высокомерно-научном взгляде на древнего человека есть явный социальный заказ нашего времени. Нас пытаются убедить, что потреблять, вырубать леса, совершенствуя инструменты – нормально, это наша врожденная природа.

В объяснениях назначения древних мегалитов много статистики и технических деталей, но не хватает правды. Например, считают, что мегалиты весом иногда под 400 тонн! откалывали от скал деревянными клиньями, смоченными водой. Потом катили их на деревянных брусьях   до места за 10 км (пересекая порой водные пространства) и спокойно ставили в вертикальное положение с помощью веревок. И все это  ради того, чтобы похоронить под ними авторитетного шамана или вождя (костей которых, правда, не обнаружено).  Глядя на эти колоссальные сооружения, понимаешь,  что таким гипотезам недостает главного – простого здравого смысла. Это дешевая заплатка над пропастью неизвестного: кем были те далекие предки, каким уровнем сознания они обладали.

После музея у нас было несколько часов свободного времени до вечера. Я воспользовался им, чтобы немного побыть одному. Странно, но отдых мне почти не понадобился, я вовсе не устал от группы и организационных дел, настолько нам было весело и комфортно вместе.

В преддверии семейного ужина инициативу в свои руки взяла Таня. От всей нашей делегации к застолью она приготовила селедку под шубой и пирог с капустой. На ужин Мариванна пригласила дочь с зятем, внучку и друзей. За столом оказались два настоящих бретонца – Филипп и Мишель – любитель народных танцев и знаток фольклора.  Знатное получилось раздолье!  Немного подкрепившись, мы запели «ой, то не вечер, то не вечер». Следом душа развернулась и у французов:  Мишель спел на бретонском, так драматично, что все замерли; а потом Мариванна достала из сундучка бубен, кастаньеты, раздала друзьям партитуры, и они грянули хором что-то из народного.

Разошлись поздно. Ночью бывает трудно заснуть: от воспоминаний о прожитом дне и радостного ржания в доме дрожат стены.

[1] Ударение на последний слог

Евграф

Читайте продолжение заметок  «Бретань: в гости к французской бабушке»

Все отчеты о поездках в Бретань…

* Расскажите о своем опыте путешествия в Бретань, оставив комментарий к этой заметке!

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *