Бретань

Итак, французская сказка подходила к своему завершению. Последние 10 дней до истечения визы я планировал провести в Париже. Добравшись до города к вечеру, я задумался, где бы переночевать. При отъезде из Ардэша, знакомая на прощанье дала мне телефон своей парижской подруги: «Она японка, музыкант, прекрасно говорит по-французски, и обожает фольклор! Вы с ней подружитесь».

Действительно, Юко оказала мне такой прием, о котором я и мечтать не мог, будучи убежден в снобстве парижских жителей. Может, потому что не француженка… но скорее всего, дело в родстве душ. После дневных скитаний по душному городу с гармонью за плечами, утомительных уличных концертов, в ее маленькой квартире на окраине Винсенского леса, заставленной роялем и свитками японской каллиграфии, я находил утешение в долгих разговорах с Юко. Она играла классику, я пел ей русские песни; мы пили французское вино и недоумевали, какая сила свела нас вместе.

На третий день я не выдержал. Париж душил меня. После двух месяцев проведенных в провинции на свежем воздухе, находиться в мегаполисе больше не было сил. Сердце свербело, требовало приключений.

Путь лежал на Запад, в Бретань. Меня влекла давняя мечта повидать дольмены и мегалиты Карнака, своими глазами увидеть океан. Во всей Франции не сыщешь региона, так не похожего на остальные, настолько окутанного мифами и легендами. Даже не зная карты, можно догадаться, что пересек границу Бретани по тому, что дома людей украшены национальными бретонскими флагами (чем-то похожими на пиратские), на улицах звучит бретонская речь и пахнет безудержным весельем.

По пути в Карнак я сделал несколько остановок.

Сперва заехал в Шартр. Просто потому что не смог проехать мимо! Город лежит на равнине, и с дороги за несколько километров открывается вид на Гигантский, Умопомрачительный по величию Шартрский собор. Это чудо на горизонте заставило меня задержаться в городе, который оказался очень красивым, а местная публика – щедрой и отзывчивой на русские песни.

Следующей остановкой был Бросселиандский лес – легендарное место действия историй о Короле Артуре и его рыцарях. На современных картах он обозначен как лес Пэмпон.

«Частная собственность!» и шлагбаумы повсюду вместо ожидаемого «Добро пожаловать в сказку». Пришлось смириться, что Великий лес кому-то принадлежит, и искать место для ночлега. К тому времени уже стемнело, и мне с трудом удалось найти просеку, где не было шлагбаума. Зато были огромные колеи и буераки, в которых можно было попрощаться с глушителем, поэтому глубоко в чащу я не полез. Хотелось спать, честно говоря, было не до мистики и легенд. Но несмотря на это сознание оставалось на стороже; и  внутри зарождался тихий Ужас от того что лес – ЖИВОЙ. Помимо шорохов и уханий, издаваемых ночными зверьми, ощущалось невидимое присутствие какого-то духа, который, казалось, был не очень рад  моему внезапному вторжению. За время странствий мне приходилось ночевать и в более необычных и опасных условиях, но нигде я не испытал такого страха. Вдруг посреди ночи неподалеку зазвучала флейта и стали раздаваться голоса. Откуда?!! В округе не было домов! В эльфов и фей я не верил, но и пойти познакомиться желания не возникло. Кое-как  удалось заснуть, и во сне мне приснились деньги. Много денег. «О-о-о! Хороший знак, это к удачной выручке».

Следующим утром я поиграл на симпатичном рынке в соседней деревне и продолжил путь.

Когда въезжаешь в Карнак, то дорожный муравейник Лазурного берега кажется безлюдным раем по сравнению с ЭТИМ! Представьте городок с населением 4 тыс. человек, в который на летний сезон приезжает 60 тысяч туристов. В совершенно безмятежном настроении, в ожидании долгожданной встречи с океаном я заехал на заправку.

Дама, попросившая меня чуть-чуть сдать назад (чтобы она смогла проехать) не ожидала, что я так резко выполню ее просьбу, даже не взглянув назад в зеркало… Не ожидал и человек, стоявший сзади за мной в очереди. Как хорошо, что он никуда не торопился и тоже не хотел связываться с жандармами и страховкой. Да и делов-то было… всего лишь разбитая фара. Подсчитать убытки мы отправились к его автомеханику. «Вот повезло-то!» – порадовался я. «Ну подумаешь каких-то 40 – 50 евро, фара больше не стоит, зато какой неконфликтный, приятный дедушка попался». Пока ждали механика, мы мило общались, как будто между нами только что произошла не авария, а партия в бильярд. К нам подошел старик с маленькими игрушечными граблями в руках, они оказались знакомы.

— Куда путь держишь?

— Вот, с внуком идем на рыбалку. Не любитель я этого дела, а он заладил, своди да своди. Придется вспомнить молодость.

Со стороны это  выглядело странно. Дед либо прикалывался, либо спятил, или  просто собирался граблями накопать  червей для наживки.

Тем временем механик осмотрел поврежденную фару и выставил счет к оплате – 160 Евро.

При виде этой цифры сразу же вспомнился денежный сон, и к горлу стала подступать жаба. Практически это последние деньги, что у меня были.

Расплатившись, я направился к океану поразмыслить над случившимся.

Несмотря на «горечь потери», безмятежное настроение меня не покинуло. Все шло по плану и было так красиво подстроено лишь для того, чтобы научить меня. Научить не привязываться к приобретениям и не волноваться из-за потерь. «Бог дал – Бог взял» – в тот момент я впитал всю мудрость этого изречения. За две недели до инцидента мне посчастливилось заработать за одно короткое выступление больше ста евро. Теперь я потерял эти деньги за один миг. И первый, и второй случай были случайностью, достижение, обладание деньгами – иллюзия, а потеря ничего не значит, если не обманывать себя «обладанием». Откуда же тогда возникает горечь при потере? Если разобраться, то по сути это  обида: «как же несправедливо со мной поступили, я этого не заслужил».

Обида на кого? На Бога, конечно, ведь это он все подстроил. Я обижаюсь на Того, кто дает мне неизмеримо больше, чем отнимает, кто любит меня безмерно и всегда прощает за тупость и эгоизм!!! Обрадовавшись новому осознанию, как подарку, я прогнал думы и стал исследовать окрестности.

В  океане был отлив, и на отмели суетилось много народу, все чего-то искали в песке. Подойдя поближе, я увидел в руках у них такие же грабли как у встреченного ранее старика, этими граблями они выковыривали морских моллюсков (les coques) и собирали их в специальные сетки. Вот так рыбалка! Чуть дальше  мне  встретился мужик с молотком. Оказалось – это тоже рыбацкий инструмент, им откалывают устриц, прилипших к камням и прибрежным скалам.

Вообще Бретань славится своими морепродуктами. По-французски их называют les fruits de mer (плоды моря). Глядя на то, как их собирают –вручную (почти как огурцы на поле), становится понятной вся прелесть метафоры. Цены на морские деликатесы в Бретани – одни из самых низких по Франции. К примеру,   дюжина  устриц на рынке в Канкале стоит  4 евро, в ресторане    Канкаля – 15 евро, в ресторане другого  города Бретани- 19-22 евро, в Париже – 25-30 евро.

Рядом с Карнаком расположен красивый портовый город Ванн(Vannes) с великолепным собором, мощеными улочками и старинными домами фархвертной постройки.  Правда играть на его улицах оказалось не очень прибыльным делом,   хозяева кафе не проявляли дружелюбия и не разрешали играть на террасах.

Конец июля – самый разгар туристического сезона в Бретани, время, когда там не соскучишься. Повсюду проводятся фестивали, концерты, фест-нозы (бретонская вечеринка с живой музыкой и традиционными танцами). Как раз  в тот момент неподалеку от Ванн был организован шикарный  фест-ноз  под открытым небом. На сцене сменяли друг друга три ансамбля, один зажигательнее другого, а в пространстве перед сценой человек 150 водили бретонские хороводы. Там практически не было зрителей – все участвовали, и что удивительно, многие хорошо знали движения. Бретонцы гордятся своей традиционной культурой, возрождают ее и поддерживают. Народные танцы под аккордеон не считаются отстоем для пенсионеров, молодежь активно принимает в этом участие. Конечно, для популяризации старинную кельтскую музыку  сейчас аранжируют на современный лад, играют на современных инструментах, но это не лишает ее «народности» и аутентичности.  Особенно приятно слушать любительские коллективы, «профессионалы» же больше стараются «быть в струе» подражая модным ирландским мотивам.

От многочасовых бретонских танцев тело переполнилось энергией, ночевать я устроился на кукурузном поле, долго любовался звездами, а  уснуть смог только под утро.  Мистический эффект от хоровода меня поразил. Как можно при такой длительной физической нагрузке не устать, а наоборот получить прилив сил! До меня дошло, как наши бабушки в деревнях умудрялись до глубокой ночи отплясывать на посиделках, а  чуть свет выходили работать в поле.

Почувствовать бретонский дух через фольклор и традиции было моим заветным желанием. Для этого нужно пообщаться с человеком, для которого фольклор – не просто увлечение, сцена, а образ жизни. Другими словами, я мечтал о настоящих этнографических сборах в этой цивилизованной стране.

Дело было в Карнаке. Гуляя вдоль рядов менгиров – каменных мегалитов возведенных докельтской цивилизацией в 6-4 вв. до н.э. – я вспомнил,  что неподалеку живет Маривон Беллей, с которой мы были знакомы заочно.  Пользуясь случаем, я зашел в гости, засвидетельствовать ей свое почтение, передать привет от наших общих знакомых. Между собой мы ласково называли Маривон МарьИванной.

Дверь открыла обаятельная бабушка и сразу пригласила войти. Она очень обрадовалась привету и нисколько не смутилась от неожиданности. Мадам Беллей заражала своей позитивной энергией и жизнерадостностью. Лет ей было под 70, но несмотря на это  она вела активный образ жизни: управляла собственным гест-хаусом, танцевала бретонские танцы в ансамбле, вела фольклор в доме престарелых.  Нам было о чем поговорить… Но почти сразу наш разговор перетек в песню.

— Знаю ли я старинные бретонские песни?!  – воскликнула она. Конечно! Щас спою…

И запела народные частушки, содержавшие такой букет юмора и пошлости, что от смеха у меня свело живот. На третьем куплете Мадам Беллей подключила к исполнению целую семью постояльцев гест-хауса, люди случайно заглянули узнать, по какому поводу гужбан. Я тоже не смог удержаться от участия в хоре, мне вручили листок с текстом и бубен, сама МарьИванна вооружилась гармошкой, остальным достались кастаньеты и разные погремушки.  Мы спели несколько французских песен и под конец – Калинку-малинку, от чего все пришли в неописуемый экстаз.

В это трудно было поверить: сбылась мечта – получилась настоящая фольклорная экспедиция, хоть короткая, но запомнившаяся на всю жизнь. Попрощавшись с Мариванной, я стал переслушивать сделанные записи и кое-что переводить на русский язык.

Основная достопримечательность Карнака – древние каменные сооружения эпохи Мегалита: ряды менгиров, дольмены, курганы.  Их уникальность ставит Карнак в один ряд с такими местами как Стоунхендж, пирамиды Египта и Мексики. Люди, чувствительные к биоэнергетике, называют его Местом Силы, способным гармонизировать энергию человека, дающим доступ к тонким планам бытия. Места силы особым образом воздействуют на сознание и способствуют внутренним переменам, отчего впоследствии,  меняется вся жизнь.

Действие энергии древних магических построек ощущается всеми и без особой подготовки.  Во-первых , по состоянию покоя и душевного комфорта, во-вторых, по изменению визуального восприятия пространства вблизи мегалитов.  Хотя психоделический опыт не был моей   целью, однажды часовое пребывание внутри дольмена погрузило меня в такие глубины собственного сознания, куда я раньше никогда не добирался.

А если кратко и без мистики,  почему стоит посетить Карнак, – просто потому, что там хорошо!

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *