Путь Сантьяго. Успение Богородицы в Лурде

Я проснулся утром на уютной поляне под звон колоколов. Город был совсем рядом. Собрав вещи, я прошел несколько километров к югу и увидел церковь с золотыми куполами. Но внешнему виду она сильно отличалась от православного храма. Оказалось, что церковь эту поставили католики с Западной Украины в 80-х годах прошлого века.

Вскоре взору открылось главное сокровище города – собор Нотр-Дам-де-Лурд. Я долго шел вдоль ограды, прежде чем попасть на его территорию и замереть от восторга: в пространстве вокруг собора, на зеленых полянах и по берегам реки, молились десятки тысяч человек. Шла служба под открытым небом, отовсюду доносились песнопения, веселый смех. Когда выяснилось, что сегодня праздник Успения Богородицы, сердце исполнилось радостью. Какой подарок – войти в дом Пресвятой Девы именно в этот день!

Потребовалось время, пока Бернадетте удалось убедить священников в истинности явлений и выполнить просьбу Богородицы – поставить на этом месте церковь. С тех пор миллионы паломников тянутся к священному гроту со всего света. У источника устроили купели. В местном медицинском бюро зарегистрировано 7000 случаев исцелений от тяжелых болезней. Интересно, что официальной медициной признаны лишь около 70-ти из них.

Несложно догадаться, что на такой благодатной ниве из маленькой деревушки с названием Лурд вскоре вырос крупный город и вместе с ним – колоссальный туристический бизнес.

Лурд занимает второе после Парижа место по количеству отелей – около 200. Прилегающие к собору улицы почти сплошь состоят из сувенирных лавок, где продается всё: от икон до глупых безделушек со «священной» символикой. Но даже посреди всего этого базара я чувствовал, что нахожусь в святом месте, а плохие декорации гениальный спектакль не испортят. Я ходил по прилегающим к собору угодьям, отдавшись благодати, царившей вокруг (или внутри). Для этого не нужны были ни ритуалы, ни омовения, достаточно было простого присутствия.

Однако кое-что все-таки смущало меня: по прежнему щемило сердце и в кармане осталось всего 2 Евро. Чтобы избавиться от нелепого беспокойства, я отдал всё до последней копейки в копилку для пожертвований. Когда денег нет совсем, уже не волнуешься, что их мало. Сдавшись таким образом полностью на попечение высшей Силе, я вдруг почувствовал громадное облегчение.

Боли в области сердца я воспринял как знак, подсказку завершить паломничество в Лурде, хотя у меня было время продвинуться на несколько сот километров в Испанию.

Снова захотелось человеческого тепла и общения. На ночлег отправился в домашнюю гостиницу для паломников Сантьяго. В качестве благодарности за жильё с меня взяли небольшую помощь по хозяйству.

В тот вечер в доме собрались все мои знакомые, которых повстречал на Арльской тропе. Мы виделись лишь мельком, дальше каждый шел своим путем в одиночестве, а некоторые вообще не собирались в Лурд. То, что мы вот так снова встретились, было похоже на чудо. За ужином каждый делился своими приключениями, а после трапезы мы пошли к собору, где происходило огненное шествие.

Трудно передать всю мощь этого традиционного действа. Процессия из десятков тысяч людей с зажженными свечами огибает собор и выстраивается в форме креста. Все время звучит Богородичная молитва на 5-ти европейских языках.

Обратно в гостиницу летел как на крыльях, потому что идти не было сил.

Попрощавшись с друзьями, которые продолжили путь в сторону Пиренеи, я направился к собору, созрев для ритуалов, за которыми все и приезжают в Лурд: омовения в источнике и посещения священного грота – места явления Богородицы.

В обоих местах нужно было отстоять длинную очередь. Использовать время ожидания для молитвы было нелегко. Я обнаружил, что не умею молиться. Готовые тексты из молитвослова не ложились на душу, а «личные» просьбы выходили до того мелочными и приземленными, что мне стало стыдно.

Я успокоился и просто сидел в надежде понять, что же для меня самое важное, о чем просить мне Бога. Вскоре внутри зародилась мольба, прозрачная и краткая. Я стал повторять ее раз за разом и чувствовал, что это именно то, что душе угодно, и что меня слышат.

Положившись полностью на Волю Божью, всё же нелегко бывает избавиться от соблазна «позаботиться о себе». Я решил попеть на улице и заработать немного денег, чем, по сути, предал свое вчерашнее решение. И сразу же поплатился за это. Моментально сел голос, и я едва не загремел в полицию за свое творчество.

Вечером в гостинице появились новые путники, испанцы.

Хулио был когда-то большим начальником в Парижском ФРаоЕС, но после одной Рождественской мессы Нотр-Дам-де-Пари его жизнь резко изменилась. Он оставил свой пост, ревнивую подругу и занялся духовной практикой, позже поступил в семинарию. В том, как он говорил, действительно чувствовалась харизма одаренного батюшки.

Мария и Антуанетта,*мать и дочь, которые вместе уже прошли сотни километров, восхитили меня отношениями, которые редко встретишь между родителями и детьми. К тому же они оказались очень обаятельными и мы приятно поболтали, несмотря на мой «собачий» испанский (понимаю, а сказать не могу).

———————————————–

17 августа – решающий день. Я должен был покинуть гостиницу и определить, в какую сторону продолжить путь. Идти через Пиренеи в Испанию не позволяло физическое самочувствие, оставаться в Лурде, казалось, не имело смысла, так что я собрался в обратный путь, решив, что 600 километров, пройденных пешком от Пюи до Лурда, были достаточным испытанием. А оставшийся до Сантьяго путь я смогу завершить на следующий год.

Перед отправлением решил пройти по соборной территории, попрощаться с местом. В районе крестного хода (chemins des croix) ко мне подошла женщина из госпитальеров. Госпитальеры – древний рыцарский орден из добровольцев, помогающих паломникам в святых местах. В Лурде госпитальеры обслуживают людей с ограниченными возможностями, приезжающих помолиться Божьей Матери.

— Не хотите ли с нами пройти крестным ходом, месье?

— Хочу.

«Крестным ходом» там называют последний путь Христа на Голгофу, остановки на котором символически представлены в виде 14-ти скульптур, описывающих его страдания. Возле каждой из них мы останавливались, размышляли над Библейской сценой, читали молитвы.

Я не ожидал, что этот ритуал окажет на меня такое сильное действие. Страсти Христовы переживались мною и символически и буквально, причиняя физическую боль. Я не мог сдержать слёз. Долго сидел на берегу реки, осмыслял пережитое. Наверняка, это был знак: место звало меня остаться. Но как, где, на какие средства?!

В офисе госпитальеров меня приняли в волонтеры без каких-либо рекомендательных писем. Но, к удивлению, организация не предоставляет своим добровольцам ни жильё, ни бесплатное питание. Однако это я не счел поводом отказываться от своего намерения, хотя и слегка расстроился.

Там же, в офисе, познакомился еще с одним «рыцарем» – Жаном-Жозе и в разговоре поведал ему свою историю. Без единой просьбы с моей стороны он достал из кармана талон на ужин в общей столовой и протянул его мне.

Через полчаса я поступил на службу в купели. Моей задачей было переносить парализованных больных на инвалидных колясках на специальные каталки для омовения. Из-за большого количества желающих и французской бюрократической привычки даже такой простой процесс, как омовение в источнике, формализован до крайности. По ходу вникая в тонкости своей миссии, я замирал от ужаса при виде всех этих безнадежных больных, с надеждой в глазах ожидающих своей очереди. По сравнению с их немощью и страданием, чего стоили мои мелкие проблемы и беспокойства? Гроша ломанного не дал бы за них. В то время как тараканы суеты и жалости к себе покидали мои мысли, сердце переполнялось состраданием и желанием помочь. Я осознал, как много мне дано уже сейчас, этим нельзя было не поделиться.

После службы, утолив голод, я отправился на поиски ночлега. Портье одной благотворительной гостиницы, похоже, не поверил, что у меня действительно нет с собой ни копейки, и хотя он сказал мне: «да, мы могли бы вас принять», оно прозвучало как «нет», на что я повернулся и ушел. Неподалеку, прямо в городской черте, я нашел уютный садик, по виду заброшенный, но чистый, хорошо скрытый от посторонних глаз. Там я поставил палатку, и таким образом решился вопрос с жильем.


* Имена изменены

Читайте далее завершение первой части моего паломничества по  Пути Сантьяго — рассказ о Рыцарях и бюррократах

Евграф

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *